В начале реабилитации было тяжело, со временем, когда я начинал что-то делать по программе, становилось легче. Самым сложным было начало, переход в режим трезвости. Я всю жизнь жил как-то по-другому. Я прислушивался к советам тех, кто прожил это. Какое-то время, конечно, не все получалось. Но потом все поменялось. Сейчас изменения уже идут, и я до сих пор меняюсь. Я чистый, трезвый, а это, как минимум, уже хорошо. У меня в семье все хорошо, по факту у меня налаживается жизнь.